Куба

 

IMG_7685.JPG

 


 

День первый

Полет с Большого Каймана в Гавану занял меньше часа: взлетели - сели.  За это время нас обслужили Кайманские авиалинии, угостив бесплатным снеком и ромовым пуншем. А я успела нацарапать песенку. 

Встречай меня, Гавана,

Как  дорогого гостя.

Налей стаканчик рома,

Сигарку подожги.

Гавана, ты  - нирвана,

И через пропасть мостик.

Я скоро буду дома,

Гавана, подожди.

 

Промчусь по Малекону

На Понтиаке старом.

Ах где же вы, барбудос,

Бойцы революсьён?

Гавана – это бегство,

здесь море и сигары.

Здесь все я позабуду,

Под струн гитарных звон.

 

Станцуй мне румбу, чика.

И спой Бессамо Мучьо.

С тобой я на край света

Сегодня убегу.

И город многоликий

Меня любить научит.

И вечным будет лето

На этом берегу.

 

При подлете к Гаване хорошо видны полупустые дороги, по которым движутся редкие машины 50-х  и советские грузовики 60-70-х.  Хосе Марти – как много в этом звуке!

Маленький терминал, долгая (не длинная) очередь на паспортный контроль. Игорь идет с синим американским, а я – с красным российским.  И правильно. Игорь попадает на молодого парня, просит его не ставить штамп, и тот не ставит. Я попадаю на средних лет тетку, которая, увидя мой «для проживания за границей», просит показать мой второй, синий. К тому времени Игорь уже находится за закрывшейся дверью, и страшно волнуется за меня, а мой второй паспорт у него. О чем ей и сообщено – «ми еспосо»  - показываю на дверь. Тетка штампует красный (а был бы синий, могла бы поставить штамп, я думаю), и я прохожу в зал с секьюрити, получением багажа и таможенниками  (Адуана). 

Игорь снова впереди меня, проходит металлодетектор и девушка, ощупывая его, тут же на ушко называет свое имя, но потом видит меня, и остальная передача информации с адресом и телефоном не происходит. Мы отходим к карусели с багажом и начинаем смеяться.  Однако потом в течение всей поездки, когда Игорю нужно было получить услугу от работниц всякого блатного труда, я тихонько стояла на углом. Не подумайте чего-то нехорошего. Чисто бизнес. Но об этом потом.

Ждем багаж. У нас там ничего ценного, кроме одежды, нескольких бутылок хорошего вина и Бейли. А у народа и шины, и телевизоры, и все, что только можно себе представить, а точнее, невозможно представить в любом другом аэропорту мира.

Проходим без проблем Адуану и выходим на улицу, понимая, что не купили страховку жизни и здоровья,  которая вроде бы обязательна при въезде в страну. Но ее никто нам не предлагал и никто не спрашивал ( а мы-то хотели ее купить! Но было уже поздно).

На улице – советский автовокзал районного городка начала семидесятых. Стоянка машин полупуста, и чего только на ней нет! И Москвичи, и старые Волги, и Лады и, конечно, старые американские авто. Сердце бьется учащенно (до конца привыкнуть все равно не могли). Толпа народу, пыль, разбитый тротуар, пыльный киоск с пивом и газводой (ну почти).

Подбегает таксист – высокий, красивый кубинец. Не суетится, не давит, вежливо предлагает. Да, нам нужно такси. Да, 25 куков – знаем. Центральная Гавана, перекресток улиц Монрике и Сан Мартин. Но сначала надо поменять деньги. Таксист ведет нас к нужному окошку в зале вылета (было бы странно, если бы меняли деньги в зале прибытия, да? J). Меняем немного денег (потом приходилось менять деньги почти каждый день, Гавана – недешевый город).  

С таксистом мы изъясняемся на смеси испанского и английского, он – строго по-испански. Но все и так понятно.  Садимся в новую машину с кондиционером – официальное желтое такси, которых очень мало, как оказалось потом,  и выезжаем в другую жизнь. Дороги хорошие, разделительная полоса усажена цветами (такие фиолетовые кустики с розовыми цветочками росли у моей мамы на подоконнике), кое-где транспаранты, но агитация очень жиденькая и какая-то доморощенная. Нет советского размаха!

IMG_5820.JPG

Едем из аэропорта в касу

Проезжаем разные места, в том числе и парк имени Ленина, и площадь Революции со статуей Хосе Марти, большой сексуальной стеллой  и с лицами Че и другого друга Фиделя, которого я так и не запомнила. Въезжаем в Центральную Гавану с довольно узкими улочками, забитыми машинами, велорикшами и прохожими. Нашли нашу касу. Настоящий испанский колониальный дом.

Позвонили в дверь за массивной резной решеткой, дверь открылась, и перед нами оказалась высокая и крутая лестница, на самом верху которой стояла взлохмаченная хозяйка касы Жаклин в свободной серой майке ниже колен.

IMG_6030.JPG

Второй  этаж касы Карлоса и Жаклин

IMG_6032.JPG

Лестница в касе

 

Она была рада нас видеть и громко звала своего мужа Карлоса помочь нам с чемоданами.  Вся стена вдоль лестницы была оклеена старыми революционными постерами и афишами.  Наверху пищал какой-то маленький то ли ребенок, то ли зверек.

- O, это моя Лолитта плачет. It's my monkey! – улыбается Жаклин и скрывается в соседней комнате. Через минуту она выходит, неся на руках небольшую мартышку в памперсе, которая крепко обнимает Жаклин за шею – точно, как испуганный ребенок.

IMG_5840.JPG

Наша хозяйка Жаклин с Лолитой на руках

 

Мы знакомимся со всем семейством, включая Лолиту. “It’s our daughter” – смеется Карлос. Карлос высокий и худой, светловолосый и голубоглазый кубинец, известный на Кубе и за пределами Кубы художник.  Вся каса украшена его работами. Потом нам довелось увидеть и другие его работы, которые продаются за рубежом и выставляются в галереях и на выставках, а пока первое впечатление – карибский традиционный примитивизм, но с непривычным на фоне тропических пейзажей выражением печальной грусти на лицах. О, Карлос был первым из наших  главных прекрасных личностных открытий, которые сопровождали нас в Гаване почти ежеминутно. 

IMG_7715.JPG

Карлос

 

            Наш «свит» (комната с душем и туалетом) оказался небольшим, но вполне подходящим для того, чтобы выспаться и освежиться между нашими многочасовыми набегами в город.

IMG_7705.JPG

Наша комната с картинами Карлоса

 

Мы быстро бросили вещи, не забыв запереть документы и деньги в специально купленный для этой поездки packsafe, приняли душ (напор воды был очень плохой, но вода подогревалась тут же с помощью какого-то устройства в головке душа и была теплой) и пошли на Малекон, знаменитую гаванскую набережную. Уже темнело, и до Малекона надо было пройти несколько уличных блоков.  Выйдя из дверей касы, мы сразу с головой погрузились в субботнюю жизнь центральной Гаваны – прекрасную и ужасную одновременно.

IMG_5859.JPG

Вид на улицу с нашего балкона

 

Разбитые узкие тротуары, прижимающиеся к обветренной постаревшей коже домов, когда-то прекрасных, но уже обезображенных безвременьем, которое продолжается на Кубе уже полвека. Пыль, превращающаяся в черную слякоть при малейшем дожде, собачье дерьмо, которое хозяева собак (на поводке, и даже породистых)  никогда не убирают. Через каждые несколько кварталов – огромные современные мусорные баки, которые с грохотом опустошаются в мусорные машины по ночам, и в которых днем копошатся старики в поисках бутылок и металлических банок на сдачу.

            Да, все это пахнет за квартал, но сквозь этот смрад все время пробивается морской воздух с Малекона, а в перспективе улицы всегда видно голубое окошко Мексиканского залива. Смрад мусорных баков и собачьего дерьма смешивается с морским воздухом и разбавляется плотыми тяжелыми парами бензина, такого же, как когда-то в СССР, а не нашего, чистого, американского.

IMG_7641.JPG

Улицы Центральной Гаваны

 

            Через два дня этого «духа» меня начало подташнивать и нестерпимо захотелось свежего воздуха, но пока, в первый вечер, мы мужественного продвигались в сторону Малекона, обходя наземные «бомбы» и перепрыгивая через многочисленные ямы. Ах, Малекон, который я так мечтала увидеть вживую после стольких имиджей, виденных сначала на старых гаванских открытках, привезенных с Кубы отцом в начале шестидесятых, а потом в Интернете!

IMG_7607.JPG

Вид с Малекона на крепость Эль Морро

 

Уличная жизнь проста. Кубинцы полуголые или в майках сидят в своих квартирах, двери нараспашку. Дети бегают по улице, играют в футбол, возятся друг с другом, кто-то сидит на стульчике прямо на тротуаре и просто разглядывает прохожих, мужики ремонтируют старую Ладу, подростки с интересом всматриваются в мой фотоаппарат, пытаясь увидеть марку. Никто не пристает, не беспокоит.

На последней улице перед Малеконом большое движение, никаких светофоров, надо вовремя перебежать. Потом полуруины – и вот эта когда-то великолепная улица, смотрящая на море! Направо – мой любимый вид на крепость Эль Морро и маяк. Было старое фото, которое потом потерялось, на котором отец стоит в самом конце Малекона на фоне Эль Морро. Налево – высотки Мелии и других отелей вдалеке.

 

IMG_7638.JPG

Один квартал до Малекона

IMG_7606.JPG

На Малеконе

 

На Малеконе нескончаемый поток машин, но до пробок не доходит, все мчатся – много современных, но большинство все же составляют старые американские и советские машины. Переходов нет, надо ждать, когда появится просвет и бежать до середины, где, балансируя на тонкой черте, снова ждать возможности перебежать дорогу. Море не очень спокойно в этот день. Иногда волны перехлестывают через бетонную стену. Прохладно. Мы привезли в Гавану холодную и серую погоду с Каймановых островов... Из-за плохой погоды на Малеконе почти никого нет. На пустой улице нас остановили работники кафе «Пабло Неруда», приглашая на ужин. Карлос потом сказал, что у них хорошая еда и порции большие, но мы так и не зашли туда поужинать.

«Вы знаете, кто такой Пабло Неруда?» – спросил нас парень в чистом белом фартуке обслуги.  Конечно знаем. Он очень удивился, а потом спросил, откуда мы. Узнав, что русские, заметил: «Вот только люди из стран третьего мира знают Пабло Неруду, а так называемый цивилизованный мир и знать о нем не знает».

Надо возвращаться в касу, как договорились с Карлосом, ровно к семи, к ужину. Карлос приготовил нам лобстера под каким-то своим очень вкусным соусом.

Мы поднимаемся по крутой винтовой металлической лестнице на крышу, где устроена крытая терраса, разукрашенная самим Карлосом, с баром и двумя обеденными столами среди старинных граммофонов, ракушек  и тропической растительности. Здесь мы будем каждый день завтракать и иногда ужинать.

IMG_6070.JPG

На крыше нашей касы

 

Мы приносим бутылочку привезенного белого «Вилла Антинори». Приличное вино на Кубе купить очень трудно. Из потенциально приличных могут быть испанские, аргентинские или чилийские, но пойди еще их найди в Гаване!  Да и зачем здесь вина, когда именно здесь делают самый лучший в мире ром, да?

IMG_5837.JPG

Ужин на крыше касы

 

Наливаем себе и Карлосу с Жаклин. Viva Cuba! Я рассказываю им о своей детской, а потом уже и взрослой мечте увидеть Кубу, которая так хотела остаться для меня недоступной, об отце, и дарю Карлосу свои диски, на одном из которых – моя «Куба». Карлос слушает английский вариант очень внимательно, потом обнимает меня, и я вижу, как увлажняются его глаза. Так начинается наша дружба.

Карлос делает для нас первое наше Mojito на Кубе, угощает Игоря очень хорошей Кохибой.  Игорь садится в кресло-качалку и закуривает сигару. Карлос уже в который раз ставит мою «Кубу» и другие песни, несмотря на мои возражения, я гуляю на открытой части крыши в саду кактусов, которые разводит и  коллекционирует Карлос. Звезды. Звуки живой улицы. Господи, Гавана!

IMG_5851.JPG

Первое Мохито и первая сигара в Гаване

 


 

День второй

Ночь была бурной. Субботняя Гавана пела и гуляла всю ночь. Даже очень громко гудящий кондиционер не мог заглушить радостных воплей и переговоров соседей  через всю улицу, грохота мусорных баков и клаксонов машин. То добавлялась к общему звучанию, то исчезала разная бачата и латинский рэп. Но в конце концов усталость заставила нас уснуть.  Время завтрака было назначено на 8 утра, и мы поднялись только из уважения к хозяевам, которые уже погромыхивали сковородками наверху, готовя нам завтрак. 

По уже хорошо установившейся традиции, мы всегда берем с собой в отпуск бутылочку Бейли, который  уж очень хорош к утреннему кофе. А кофе Карлос, а потом его друг и сосед Симон, помогавший нас обслуживать, делали отменный. Здесь ни о каком «кафеин фри» и слыхом не слыхали. Кофе вставляет в голову сразу, взгляд просветляется, и предметы приобретают резкие очертания мгновенно! Ну а у кого давление... пьют таблеточку, а потом кофе. Завтрак отличный. Кофе (огромная баклажка-термос), омлет, свежие помидоры, фруктовое ассорти,  сок манго (нет, не из свежих манго, сейчас, увы, не сезон). Потом будут разные свежие соки, самым любимым из которых стал сок гуявы. Цена за завтрак – 4 кука с человека. Все съесть невозможно.

Мы пытаемся кормить оставшимися  апельсинами и бананами Лолиту. Но она капризничает и выбрасывает фрукты из клетки нам назад. Мартышка явно избалована своей мамой Жаклин. И не признает никого, кроме нее и Карлоса.

План на сегодняшний день – добраться до связи с миром и домом, то есть найти Интернет. Взяли карту из путеводителя «Lonely Planet» и, сориентировавшись по ней и по голове Капитолия, видимой с крыши, пошли пешком в сторону Центрального парка и отеля Iberostar Park Central, в котором, по сведениями из травел форумов, имелся интернет. Дошли минут за десять, швейцар распахнул нам двери (Welcome!), мы поднялись на второй этаж в бизнес-центр и без труда купили час интернета за 8 куков. Его нам хватило на проверку наших е-мейлов на всю неделю. На самом деле, почти во всех известных отелях есть интернет, но пользоваться им можно, только купив его в конкретном отеле.

Нам понравился Iberostar  своими  чистыми туалетами, хорошим (но дорогим) кофе и сигарно-ромовым магазином. Маленькая чашечка эспрессо стоит там 2.5 кука.  Мы заходили в этот отель несколько раз в день, и там же в лицензионном магазине купили почти весь наш ром и некоторые сигары. Цены на ром и сигары везде одинаковые, так что без разницы было, где покупать. Лучше уж в отеле, где левый товар почти невозможен.

 Войти в любой  отель нам, иностранцам, не составляло никакого труда. Всю неделю мы использовали любые отели для краткого отдыха в мягких креслах под кондиционером, для быстрого перекуса или стаканчика Mojito, чтобы зайти в туалет, сделать краткие записи и т.д.  

IMG_6376.JPG

Отель Флорида

 

В старой Гаване отелей много и всегда есть, куда зайти. В Англетере (тут же, на той же парковой площади) и Иберостаре Игорь менял канадские доллары и евро на кубинские куки, а в последние два дня менял американские доллары (почти никакой разницы, суммы были небольшие). Это было важно. Обменных пунктов (кадека) не так уж и много, они открываются и закрываются, когда хотят (в любой момент и даже без объявления «ушла на базу»), к ним стоят длинные и медленно идущие очереди, и стояние в этих очередях не входило в наши планы.

IMG_6676.JPG

Отель Англетер

 

 В отелях курс похуже, но незначительно. Тетки в отельных обменниках пытались отфутболить Игоря каждый раз, говоря, что их услуги – только для клиентов отеля. Но разве ж Игоря какая-нибудь женщина в состоянии отфутболить? Он в ответ обаятельно улыбался, и девушки начинали шуршать - ну не юбками, я ж была за углом, - а бумажками. И так повторялось изо дня в день. Так что нам так и не удалось узнать, что такое настоящая кадека или кубинский банк – социалистический и беспощадный.

            Первый день ознаменовался покупкой Игорем прекрасной сигары Hoyo de Monterey Epuicure #2 за примерно 17 куков и настоящей Monte Cristo за 6 куков (на других карибских островах «кубинские» сигары почти всегда фейк).  Купили, конечно, и бутылочку классического Havana Club 7 Anjos (то есть темного семилетнего), который нам так понравился в июне на Кайманах. Но это был только первый маленький шажок к постижению потрясающего мира кубинского рома. Мы за неделю прошли отличный практикум и в результате выделили для себя любимые напитки примерно в таком порядке:

·         Ron Caney Anejo Centuria

·         Legendario Ron Dorado

·         Havana Club 7 Anjos

·         Santiago de Cuba Anejo

Все это очень приличные напитки, которые можно пить в чистом виде как лучшие французские коньяки. Мы пили немного, скорее, дегустировали, добавляя глоточки рома к нашим ежедневным Mojito. Цена на бутылку 0.75л от 7 до 20 долларов. Очень дешево для такого качества.

IMG_6029.JPG

Но вернемся от сладкой темы кубинского рома (самого лучшего в мире однозначно!) к нашему второму (и первому полному) дню.

Разобрались с интернетом, отправили весточки домой и вышли на улицу с желанием добраться пешком до Гаваны Вьехи (исторических кварталов). Нас остановил зазывала и предложил прокатиться по всей Вьехе в коляске с лошадью. Коляски, запряженные лошадьми, стоят тут же, через дорогу от главного подъезда Иберостара. Там же запаркованы и великолепные старые авто («Такси»). Час стоил 25 куков на двоих. Мы, недолго думая, согласились. Это была хорошая идея – пунктиром отметить места наших будущих более длительных прогулок и получить общее представление о главных вехах старой Гаваны. Поездка была приятной, наш гид неплохо говорил по-английски и рассказывал обо всех местах, мимо которых мы проезжали. Завез нас в пару магазинов с сувенирами, ромом и сигарами. Мы что-то купили. В одном из них нам дали продегустировать  ром Legendrio Elixir de Cuba, очень знаменитый и популярный напиток. Нам он показался невыносимо сладким, это уже не ром, а ликер, и абсолютно не пришелся по вкусу. 

Коляска привезла нас назад в район Центрального парка к гаванскому Арбату – на улицу Обиспо. В самом начале Обиспо расположен знаменитый хемингуэевский бар Флоридита, в который нельзя не зайти и не выпить рожденный на Кубе напиток Daiquiri, который и приходил сюда выпить сам Хемингуэй. У него было свое любимое место у барной стойки в углу, где и сидит сейчас его бронзовая статуя.

IMG_5903.JPG

Во «Флоридите» с бюстом Хемингуэя

Напиток, который здесь делают, несмотря на количество, был совсем неплохой, и в нем была хорошая доза белого Havana Club.

IMG_5893.JPG

 Как мы потом заметили, рома на Кубе не жалеют и недолива не бывает никогда. Та двойная Куба Либра, которую Игорь всегда заказывал  где-нибудь на Карибах, была просто обычной одинарной порцией на Кубе по количеству рома.  Во Флоридите всегда живая музыка. Профессиональные  группы сменяют друг друга и все играют хорошо.

IMG_6662.JPG

Музыканты во «Флоридите»

 

На Обиспо толпы народа – здесь и иностранцы, и местные. Попрошайки и продавцы паленых сигар на каждом шагу. Место такое. Однако, полиция пресекает любых приставал, и они ведут себя почти незаметно. Молодые девушки-полицейские с крепкими попками, обтянутыми форменнами штанами, очень сексапильны, но суровы и фотографироваться с собой не дают.

На улице Обиспо есть несколько хороших баров и частных ресторанов (паладаров). В один из них мы ходили ужинать трижды. Если в Гаване нашел хорошее место, где можно вкусно поесть, не надо надеяться, что обязательно найдется что-то лучшее. Когда там проводишь всего неделю, времени на ошибки нет, и лучше пользоваться тем хорошим, что уже нашел.

От Обиспо можно идти в любую сторону, и каждая улица будет радовать архитектурными сюрпризами, бытовыми сценками  или интересными типажами.

IMG_6971.JPG

Кубинка с «Гранмой»

 

Сейчас почти все улицы разрыты – протягивают телефонный кабель. Гулять по ним нужно, внимательно глядя под ноги. Красных флажков на все ямы не хватает. Да их вообще нет.

Телефонный кабель удивляет в начале 21-го века. На Кубе есть мобильные телефоны, но их очень мало и большинству они просто недоступны. Вот у нашей Жаклин, например, был айфон последней модели да еще домашний телефон – невообразимая роскошь для Кубы. Для простых граждан, у которых нет возможности зарабатывать куки, на улицах висят телефонные будки, в которых всегда кто-то говорит по телефону – они довольно редки.

IMG_7385.JPG

Улицы Старой Гаваны

 

На Обиспо можно купить мороженое, зайти на базарчик сувениров или в многочисленные сувенирные лавочки, где продаются футболки с изображением Че и картинки, на которых нарисованы старые автомобили на фоне улочек старой Гаваны. Мы дошли до самого конца Обиспо и побродили по блошиному рынку, на котором продавалось много старых изданий мемуаров Фиделя, старые монетки, портсигары и всякая мелочевка, вполне себе ценная, но нам не нужная. Здесь есть открытые кафе, где можно выпить и закусить и послушать живую музыку –  Арбат да и только.

IMG_6823.JPG

В сувенирной лавочке

 

Без всякого плана мы свернули на одну из боковых улиц и попали в хорошо отреставрированные кварталы исторической  Гаваны.

IMG_6996.JPG

На Соборной площади

 

Именно здесь по контрасту с постаревшей и одряхлевшей Центральной Гаваной, где мы жили в касе, стало понятно, какой великолепной была вся Гавана полвека назад. Ах, какой красавицей она была! Яркая, изящная, бурлящая! На каждом шагу встречались испанские дворики, и в один из них нам захотелось заглянуть. Мы вошли в прохладу Hostel Valencia и остановились, затаив дыхание. Там, под арками внутренней галереи, с которых каскадами спадали цветущие лианы, звучала музыка!

Не первый год живу я на этой земле и не первый раз слышала я хорошую музыку в прекрасном исполнении, но эти три музыканта с двумя гитарами и маракасами творили живую материю страсти. Они были немолоды, они играли за деньги, которые после выплескивания собственной живой души потом приходится собирать у посетителей по столикам.

IMG_6311.JPG

Наше любимое трио из «Валенсии»

 

Люди иногда жевали, пили, ходили и разговаривали, совершенно не понимая, какие музыканты перед ними. И все же не все не понимали. За одним из столиков сидела красивая женщина лет под сорок с точеными испанскими чертами лица и изящным гибким телом танцовщицы. Она слушала музыку вместе со своей матерью – тоже тонкой и изящной старушкой. Как потом оказалось, эта женщина – кубинка, живущая в Париже. Скорее всего, бывшая балерина, она приехала в Гавану навестить мать. Как она слушала! Слушала всем телом! Между ней и музыкантами то и дело возникал разговор, после которого они с энтузиазмом исполняли следующую песню. Чувствовалось, что они получают удовольствие от этих песен и от того, как слушатели откликаются на них.

Мы присели за столик и то и дело понимающе переглядывались с балериной, качая головой, почти не веря тому великолепию голосов и гитарной игры, которое нам посчастливилось здесь застать. Она подошла ко мне и сказала : «Вы не подумайте, что это – обычное исполнение. Я – кубинка, я понимаю. Это очень необычно». Да я это сразу поняла. Игорь тоже весь включился в феерию звуков и зажег сигару, укутавшись в белый ароматный дым. Дворик продувался свежим бризом с Гаванской гавани, расположенной всего в нескольких улицах от Валенсии. Проходили какие-то люди, сновали официанты, но все они не существовали здесь, была только абсолютная гармония голосов и струн.

Я попросила их спеть «Бессамо Мучо» – самый известный хит, который Куба подарила миру до «Команданте Че Гевары» и «Гуантанамеры». Я уже понимала, что это будет исполнительский шедевр, но все же не была готова к тому, что сначала у меня сами по себе потекут слезы, а после последнего аккорда я просто разрыдаюсь, не в силах сдержаться. Смутилась я, смутились и музыканты. Но после этого они пели только для меня. Мы приходили в Hostal Valencia три раза, чтобы снова их услышать, и расстались друзьями.

Я записала на камеру почти все, что они исполняли, пока не закончилась последняя взятая с собой memory card.

Их солист Antonio Roig Perez, которому уже за 70 (но выглядит намного моложе) в начале семидесятых был участником квартета Cuarteto Heraldos Negros, которым гордилась Куба и восхищался весь мир. Голос и сейчас не покинул его. При моей общей нелюбви к тенорам, это было явное исключение – его голос обволакивал меня мягким шелком. Имена двух других  великолепных гитаристов и певцов – Alfredo Sanchez Laguna (он же лидер и первая сольная гитара) и Lifrain Hazaro Rodriguez Ramirez (вторая гитара – ритм и бас). 

IMG_5934.JPG

Хостел Валенсия

 

Покинув с сожалением Валенсию после того, как музыканты отыграли, мы прошлись пешком до отеля Иберостар, отдохнули в лобби, зашли в магазинчик и решили купить на пробу ром Caney Centurio (7.60 cuc). Да, тот самый, который носил когда-то имя Баккарди. Так вот, никакой пуэрториканский Баккарди и рядом не стоял. 38 градусов, мягкий, как нежнейший шелк, с глубоким ароматным послевкусием.... Мммм...

Выйдя из отеля, сели на велорикшу  и за 5 cuc доехали до касы. С продвижением недели наши поездки становились все дешевле, и в последние дни мы спокойно ехали не только на велорикше, но и на желтом Coco Taxi от Флоридиты до касы в Центральной Гаване всего за 2 кука. На самом деле, это, конечно, еще дешевле стоит, но мы не считали нужным считать копейки. Бедным худющим велосипедистам нелегко приходилось, когда они везли пару упитанных американцев. Садясь на заднее сиденье к велорикше, я всегда приходила в легкий, но кратковременный  ужас – вокруг мчались тяжелые, как танки, старые машины, бегали собаки, на дороге подстерегали ямы... Я вцеплялась в сваренную где-то на заднем дворе арматурную конструкцию и отдавалась на волю судьбы.

IMG_7298.JPG

Велорикша

IMG_7642.JPG

Центральная Гавана

 

Иногда вспоминалось, что страховку-то мы все-таки не купили... Но через мгновение улицы Гаваны увлекали за собой, очередной паренек, крутящий педали, начинал с одного и того же вопроса: «Where are you from?»  А если слышал нашу русскую речь, улыбался : «Как дела? Привет!»  А мы уже начинали узнавать улицы, перекрестки и даже некоторых местных жителей.

Придя в касу, свалились в изнеможении на кровать, но через полчасика после освежающего душа и небольшого перекуса «домашними» запасами из холодильника, пошли на Малекон. По дороге зашли за питьевой водой в бутылках. Вода, в зависимости от заведения, может стоить от 80 центов большая 2-х литровая бутылка до 2 cuc – поллитровая.  Возможно, и эти цены существуют только для гринго, но нам этого уже не узнать до следующей поездки.

Вечерняя прогулка после дождя, когда тяжелая влага опустилась на узкие улочки, утяжеляя запахи бензина и собачьего дерьма, вызвала острую потребность в свежем воздухе и желание уехать из Гаваны завтра на целый день. Пляж отпадал из-за дождливой прохладной погоды, и мы решили обсудить с Карлосом поездку в Виньялес.

На ужин Карлос приготовил курицу. Она, конечно, была вся из себя «органическая», но ей явно не хватало чесночка и перца. Специи в кубинской кухне не популярны, а причина ясна – их попросту почти нет. К курице у нас нашлась бутылочка белого Villa Antinori, которую мы прикончили вместе с нашими новыми друзьями. А после ужина что? Классическое кубинское кресло-качалка на крыше и – правильно! – сигара!  Я, конечно, сигары не курила, но сопереживала тому кайфу, который явно испытывал Игорь.

IMG_5850.JPG

После ужина. Мохито и сигара на крыше

 Еще в первый вечер Карлос угостил Игоря очень хорошей сигарой, на которой красовался желтый поясок Кохибы. Игорь спросил у Карлоса, можно ли где-нибудь купить хорошие сигары вне лицензионных магазинов. Мы прекрасно знали, что этого делать нельзя, но когда Карлос предложил купить у него оставшиеся Кохибы по 4 cuc каждая («с фабрики, от проверяющего») Игорь согласился сразу – сигары были действительно хорошие, хотя, вполне возможно и не Кохиба, и не с фабрики J.  После ужина мы снова долго сидели с Карлосом на крыше, очень откровенно говоря о сегодняшней Кубе, ее прошлом и будущем.

Мы спросили у Карлоса, как нам лучше организовать поездку в Виньялес, и он сказал, что у него есть приятель, который отвезет нас туда на отличном старом авто и это будет дешевле, чем любая экскурсия на туравтобусе. Он позвонил своему приятелю, все было быстро посчитано и решено, что завтрашний день мы еще проведем в Havana Vieja (старой Гаване), а послезавтра поедем в провинцию – до Виньялеса от Гаваны ехать 3 часа!  Нас ждала захватывающая поездка на старом Понтиаке 1953 года в кубинскую провинцию, и Карлос с Жаклин собрались ехать с нами! Жаклин заверила нас, что машина отличная, с новым мотором, новой обивкой внутри. Я спросила про кондиционер, на что Жаклин сказала мне, улыбаясь: «Не волнуйся, жарко не будет!» Мы уже второй день говорили с  хозяевами касы по-английски, потому что их английский был гораздо лучше, чем мой испанский.

 


 

День третий

На завтраке встретились с итальянцами, которые тоже остановились в нашей касе. И сразу после завтрака пешком отправились через китайский квартал (Barrio China) в сторону Капитолия, который было видно почти с каждой улицы.

Утренние улицы только что освежились дождем и сквозь облака пробивалось солнце. Мы шли в сторону центра, и солнце слепило глаза. Вдруг издалека послышались клаксоны – эту музыку нельзя перепутать ни с какой другой. Они звучат не так, как гудки современных авто, они музыкальны, и у каждой машины свой индивидуальный «голос». Все машины, как на подбор, были открытые и в прекрасном состоянии: они сверкали лаком – розовые, лимонные, небесно-голубые, фиолетовые, белоснежные;  разноцветная кожа обивки матово светилась, и в каждой машине радостные дети размахивали флажками... Мы помахали им в ответ. «Свадьба, наверное» - подумалось сначала. Но жениха и невесты не было видно. Колонна прерывалась только переключением светофора, а потом снова продолжалась. Мимо нас прошло не меньше сотни машин. Мы спрашивали у прохожих, что это такое, но они пожимали плечами. Только один из них вспомнил, что сегодня 2 декабря, день высадки Фиделя с  повстанцами на Кубе, прибывших из Мексики на легендарном судне Гранма. В честь революционного праздника детей катали на шикарных машинах по Гаване. Наверное, это были лучшие пионеры и отличники учебы.

 

IMG_6090.JPG

Празднование прибытия «Гранмы» 2 декабря

День начался интересно, ведь, наверное, никогда в жизни нам больше не придется увидеть сразу столько великолепных старых авто, мчащихся по улице города под поющие клаксоны.  После остановки в Иберостаре, чтоб поменять деньги, мы отправились на велорикше в сторону  Plaza Vieja – старой площади.

Я видела так много фото этой площади, что, встретившийсь с ней лично, даже уже не восхитилась. Она была старой знакомой для меня. На полупустынной (что удивило) площади школьники занимались физкультурой со своим учителем, и посреди площади стояла странная скульптура всадницы. Нагая всадница сидела верхом на петухе и вместо копья держала в руке огромную вилку.

Мы обошли скульптуру вокруг и заметили, что за нами движется молодая девушка и что-то черкает в блокнотик. Через минуту она подошла к нам и протянула неплохую карикатуру на Игоря. Я посмотрела и засмеялась : «Игорь, ты здесь похож на Троцкого!».  Девушка, услышав про Троцкого, оживилась.

 -Троцкий – это друг Ленина, я знаю! Хороший человек! Как Карл Маркс.

IMG_6176.JPG

Плаза Вьеха (Старая площадь)

 

- Троцкий – автор идеи концентрационных лагерей! Он кровожадный убийца и фанатик.

- А теория Маркса, она ведь верна?

- Это красивая утопия, которая не работает на практике. Посмотрите вокруг.

- Но Ленин – он ведь хороший, да? Его так любит Фидель.

- И Ленин – кровожадный фанатик.

- Вы капиталисты? – отчаянно спросила девушка.

- Нет, мы простые люди, которые живут и работают в стране, которая позволяет нам заработать столько, чтобы хватило приехать на Кубу или куда захотим и заплатить такой симпатичной девушке за ее карикатуру.

Мы дали девушке 10 куков и угостили хорошей шоколадкой. Девушка озадаченно смотрела нам вслед, когда мы уходили.

По дороге в Хостел Валенсия (хостел – это только название, на самом деле это дорогой бутик-отель в самом шикарном месте старой Гаваны) мы остановились во «Францисканском» кафе. Темное тяжелое дерево и хорошая кожа кресел, библейские сюжеты картин и обслуживающий персонал в одеждах францисканских монахов. Посидели, почитали «Гранму», лежащую на столике,  заказали «лучшее в Гаване» Мохито. Такие заявления мы слышали почти в каждом заведении, но на этот раз было очень близко к правде. Здесь Мохито имело маленькую вариацию – в него был добавлен соус Ангостура, и это было освежающе ново в уже привычном нам вкусе. Бокал был высоким, мята была свежайшая и ее было много, ром отличный и сок лайма не имел привкуса горечи (что портит Мохито всегда). Стоимость Мохито здесь 4 кука – это дорого, но стоило того.

IMG_6203.JPG

Францисканское кафе в старой Гаване

 

После францисканского кафе мы забрели в полузаброшенный испанский дворик, в котором только готовились провести реконструкцию. Остатки былой роскоши в беспорядке были разбросаны по двору. Рабочие, видимо, ушли отмечать день прибытия Гранмы, и вообще весь этот «мусор» во дворе никому не был интересен, кроме нас. Мы почувствовали, что здесь есть возможность пофотографировать и пофантазировать, представляя, как здесь было «до».

IMG_6278.JPG

Испанский дворик в старой Гаване

 

Крепкие витые чугунные стулья, покрашенные в красный и синий цвет, давно выцвели и стояли кучкой недалеко от неработающего фонтана со статуей человека с гитарой. В правом углу располагался пыльная и грязная, но по-прежнему великолепная барная стойка, выложенная цветной мозаикой, ржавел большой гриль и висели старые, уже совсем ржавые кастрюли. Стенки барной стойки были сложены из старых темно-зеленых бутылок, когда-то проводивших мягкий свет по вечерам, когда этот дворик был заполнен людьми и музыкой. Со всех сторон дворик окружали кирпичные и каменные стены, с которых спускались цветущие растения. Даже сейчас он был необыкновенным. В заросшем садике валялись великолепные вазы, старинные камни с выдолбленной серединой (чтобы толочь зерно или кукурузу?), а с полуразрушенных ступенек, ведущих в никуда, с уровня второго этажа смотрели на нас лица очень интересных статуй.

IMG_6231.JPG

Дворик в старой Гаване

 

Игорь забрался повыше, чтобы сфотографировать эти лица – они стоили того. А я, как археолог, исследовала наземные артефакты на предмет какого-нибудь маленького сувенира. И вот он, точнее она, посмотрела прямо на меня... Это была большая, тяжелая керамическая тарелка, расколовшаяся на несколько частей, но при этом не менее прекрасная! С нее на меня смотрел профиль девушки, сверху была какая-то надпись, а внизу – автограф с датой. Тарелка была грязная, и несколько кусочков совсем отсутствовали. Пока Игорь рисковал собой на высоте, я взяла маленький кусочек тарелки и положила к себе в рюкзак.   Потом, недолго думая, положила и все остальные части. Рюкзак сильно потяжелел. Но совесть моя была легка, как никогда. Судьба этой тарелки была – быть выброшенной в мусор через несколько дней, а у меня она будет жить, как память о нашей поездке.

IMG_6271.JPG

Тарелка «Isla de la Juventad»

 

Потом дома я ее отмыла и расшифровала надпись – Isla de la Juventud – Остров Юности. Ну, не романтично ли? Есть такой остров к югу от Кубы, популярный среди дайверов. Он был переименован с Island of Pines только в 1972 году, значит, тарелка не старше 42 лет и ценности никакой не представляет. Но это неважно. Для нас – это ценность, дворик был волшебный, и мы не забудем его никогда.

С тяжелым рюкзаком (компьютер плюс тарелка) мы явились снова в хостел Валенсия слушать прекрасное трио. В этот раз заказали паэлу. Нам принесли ее на двоих в видавшей виды сковородке, но зато кусочки лобстера там были ощутимые, на нас не экономили. Около 30 куков стоило нам поесть и попить – паэла, 2 мохито, две бутылки местного пива Кристал.

IMG_6304.JPG

Поели паэлы

 

Но мы здесь были не из-за еды, а из-за музыки. Я снова не могла сдержаться и плакала, когда они пели, и даже Игорь постукивал им в ритм свободной от сигары рукой.

Из Валенсии мы добрались до улицы Обиспо, и, разглядывая толпу, двинулись в сторону Центрального парка.

У парка паркуются старые авто, которые можно нанять на экскурсию по городу. За 25 куков мы наняли розовый с белой кожей Форд 1954 года и с ветерком поехали в сторону Ведадо (более современные многоэтажные районы Гаваны), Мирамара (виллы и посольства, в том числе и российское), Малекона и кладбища Колон.

IMG_6149.JPG

Форд 1954 года

 

Как только мы добрались до Колона, небо резко потемнело и запахло серьезным тропическим ливнем. Он не замедлил начаться, и наш молодой водитель выскочил из машины, чтобы вручную поднять крышу. Уже совершенно мокрый, он сел за руль и стал рукой вертеть единственный дворник. В стекло не было видно ничего! Так ехать было нельзя, но он все же медленно поехал, свернув на тихие боковые улочки. Дождь испортил нам поездку по городу, но зато у нас было приключение.

Водитель довез нас до нашей касы, и мы, поужинав рыбой, приготовленной Карлосом, пошли в свою комнату собираться к завтрашней поездке в Виньялес.

IMG_6431.JPG

Рыба, приготовленная Карлосом

 

Мы должны были выехать из Гаваны пораньше и подъем был назначен на 6:30 утра. Карлос сказал, что завтрака завтра не будет – мы купим поесть по дороге. Однако я решила встать и сделать кофе нам с Игорем, перекусив чем-то из своих запасов. Покупать еду на каких-то заправках показалось мне рискованным.

 


 

День четвертый. Виньялес

Утром в полумраке (я не знала, где в доме включается свет) я поднялась по крутой лестнице на крышу и, не найдя в темноте спички, чтоб зажечь газовую плиту, решила вскипятить воду из бутылки в микроволновке. Наши хозяева были очень зажиточные, и у них на двух кухнях было две микроволновки и два больших холодильника. Надписи на микроволновке были испанские и было совершенно темно, но я нащупала правильные кнопки, вскипятила воду и сделала две чашечки растворимого (привезенного с собой)  кофе. У нас еще оставался моей домашней выпечки банановый хлеб и кусочек французского сыра, и мы вполне прилично позавтракали перед поездкой.

Гавана потихоньку просыпалась, люди шли по улицам на работу.  А напротив дверей уже стоял светло-коричневый массивный Понтиак 1953 года.

IMG_6449.JPG

Понтиак 1953 года, на котором мы ездили в Виньялес

 

Вскоре все собрались, и мы уселись в очень вместительной старой машине, отметив новую цветастую (из мебельной ткани) обивку сидений.  Проехав несколько кварталов по узким улицам Центральной Гаваны, мы выбрались на простор Малекона и помчались с ветерком мимо морского берега в сторону «спальных» районов Ведадо и Мирамара. В машине кондиционера не было, и все окна были настежь открыты. Снова проехали мимо российского посольства, и снова передернуло не только от безвкусной архитектуры, но и от колючей проволоки, которая  окружала целый квартал. Ни одно другое посольство (а в Мирамаре расположены почти все посольства) колючей проволокой от мира не огораживалось. Высокое здание с узкими окнами, напоминающее член и вышку тюрьмы одновременно, довлело над всем районом. 

Почти на выезде из Гаваны жилые дома вдруг кончились, и вдоль дороги потянулись, на первый взгляд, непроходимые джунгли.

« Это – зона зеро. Там, в глубине, живет Фидель», - объяснила Жаклин.

«А на этой машине, - она похлопала по спинке своего сиденья, - когда-то ездил сам Фидель и разные команданте».

«Ну, конечно, - подумала я, - можно и не то придумать».

Но она продолжила:

«Ты знаешь, кем был отец Карлоса? Он служил в личной морской охране Фиделя, и когда на Фиделя было покушение, он закрыл его собой, и ему прострелили шею. Пуля прошла вот так, - она провела пальцем вдоль шеи от одного конца до другого, - но он остался жив».

«А мне Валин отец рассказывал, - включился Игорь, - как однажды он сидел с друзьями, русскими военными, в баре в Гаване и вошел Фидель с охранниками. Поздоровались, посидели, выпили рома, покурили сигары вместе. А Фидель вдруг говорит: «Хотите со мной на катере покататься?»  Взял всех с собой, всю ночь куролесили по заливу, пили, курили, ловили рыбу, а утром всех доставили в их части».

«Там, среди охранников, наверное, как раз был мой отец», - улыбнулся Карлос.

Вот такие весточки приходили в Гаване   из прошлого... Возникло то же ощущение, как и от первого взгляда на ступеньки Капитолия, когда я вдруг увидела старый имидж со знакомого с детства фото. На нем отец со старомодным чемоданчиком с заклепками на углах  стоит на ступеньках Капитолия, уже с бородой, отросшей за время путешествия в трюме корабля на Кубу.

Вот Гавана уже позади. Исчез тяжелый дух бензина. В теплом ветре слышались запахи трав и цветов. Машин на трассе было мало. Дорога была очень хорошая, и наш тяжелый Понтиак вполне легко и быстро несся мимо возделанных полей, одиноких пальм, всадников на лошадях и всего того, что можно увидеть в любой карибской деревне.

Кроме одного – почти каждый встречный грузовик был советстким МАЗом, ГАЗом, ЗИЛом, а почти каждая легковушка – старой американской машиной.

Устав считать советские грузовики, Игорь грустно сказал: «Вот оно, наше бедное полуголодное детство, вот тяжелая жизнь родителей... Распространение коммунистических идей стоило больших денег. И это только Куба. А были еще Африка, Латинская Америка, Ближний Восток...»

Мы на заднем сиденьи откупорили бутылочку рома «Legendario Dorado» и достали приготовленные заранее стаканчики. Наши друзья пить с утра отказались («Кубинцы и так очень счастливые люди, а вы в отпуске, вам сам Бог велел»), а мы потягивали вкуснейший ром с небольшим привкусом дымка  и отдавались воле волн – Понтиак был нашим корабликом на сегодня, несущимся навстречу новому приключению.

Пейзажи немного напоминали Доминиканскую провинцию (мы несколько раз пересекали Доминикану с юга на север), но были шире, просторнее. Красноватая почва была похожа на глину, но, когда мы вышли из машины на заправке и прошлись по ней, оказалась рыхлой и мягкой. Справа на высокой насыпи на протяжении почти всего пути тянулась железная дорога, по которой за три часа не прошло ни одного поезда. Вдали виднелись туманные силуэты гор, к которым и лежал сегодня наш путь.

После трех часов пути мы свернули с трассы на узкую местную дорогу, которая сначала проходила мимо фермерских табачных полей, а потом мимо больших манговых садов, в которых деревья были раскидистыми и огромными, и под ними играли дети и паслись цветастые поросята, куры и козы. Карлос попросил водителя остановиться у одного из крестьянских домов у дороги. Мы вышли, и он показал нам, как растет табак.

IMG_6470.JPG

Так растет табак

 

 

 Сначала к нам подбежали дружелюбно виляющие хвостами собаки, а потом вышел и сам хозяин с мальчиком лет десяти. Карлос поговорил с ним по-испански и попросил показать нам сарай для сушки табачных листьев. Хозяин и босоногий пацан повели нас за собой. У мальчишки были каникулы.

 «Специальные каникулы, когда дети помогают родителям в поле», - объяснил Карлос.

Жерди для сушки листьев были пусты, урожай уже был сдан государству, а новый еще не собрали. Фермер рассказал, что все, что он выращивает, он обязан сдать государству. «И получает всего 10% от конечной цены продукта», - перевел Карлос.   При этом тон крестьянина был мирный, иного он себе и не представлял. Мы вернулись к машине, и я достала из рюкзака все, что мы брали с собой в дорогу – шоколадки, орехи, печенья - и отдала мальчишке. Он явно впервые видел все эти красивые сладости  и был очень рад подарку.

Дорога поднималась все выше и превращалась в очень крутой и узкий серпантин, пока не поднялась на вершину горы, с которой открылся вид на долину внизу. Начали встречаться маленькие рестораны у дороги, иностранные машины и туристические автобусы. Мы подъезжали к Виньялесу.

Карлос скомандовал водителю свернуть с дороги и объяснил нам, что здесь мы заранее закажем обед, поскольку место очень популярное. Машина медленно вскарабкалась на крутую горку и подъехала к частному домику, у которого сушилось на веревке белье и постиранные бумажные детские памперсы. Частью дома был бар под пальмовой крышей, а узкие тропинки вели к нескольким маленьким площадкам с перилами, висящими высоко над  долиной.

IMG_6603.JPG

Balcones de Valle, Vinales

 

Я вышла на одну из них и увидела птиц, летящих подо мной, вычурную цепочку  холмов, прямоугольники разноцветных полей, среди которых то здесь, то там краснела обнаженная почва.

IMG_6597.JPG

Вид на долину из ресторана в Виньялесе

 

Крона цветущего манго была распростерта зеленой крышей над моей головой. Рядом с «балконом» цвели бананы и желтело плодами апельсиновое дерево. Карлос подвел нас к кустикам с желто-коричневыми ягодками, сорвал одну и дал попробовать. Ягодка была сладковатой и напоминала шиповник.

« Это кофе, - сказал Карлос, - вот эти самые косточки из ягоды».

Мы зарезервировали «балкон» на два часа дня, и через несколько минут уже подъезжали к одному из домиков в поселке Виньялес, где жили родственники Жаклин.

Нас пригласили в дом, но через минуту Жаклин и Карлос уже увлеченно беседовали с хозяевами дома по-испански, а мы вышли на улицу прогуляться. Один за другим проезжали по деревенской улице советские грузовики, но мы к ним уже привыкли. Но вот из-за поворота показалось что-то большое, по размеру схожее с американским траком, и когда грузовик, груженый бревнами,  подъехал ближе и остановился у соседнего дома, я увидела знакомые буквы на морде – КрАЗ!

 Я подошла к водителю и сказала, что это – советская машина. Он кивнул головой и спросил жестом, не хочу ли я на ней прокатиться. Кубинцы вот такие – никогда не суетятся, не спешат, всегда готовы поговорить, предложить помощь или просто доставить удовольствие! За то время, что наши кубинские друзья общались с родственниками, Игорь сфотографировал КрАЗ, потом невероятного размера дерево во дворе, потом кубинца, рубящего траву у дома мачете, кубинку на крыше, вывешивающую сушиться белые простыни и курицу с двумя цыплятами, спрятавшуюся под кустом.  

 

IMG_6495.JPG

Советский КрАЗ в Виньялесе

 

И, конечно, длинную улицу с одноэтажными карибскими домиками с их плоскими или черепичными крышами, одинокими пальмами и вьющимися цветущими растениями.  Улица уходила в пыльную солнечную перспективу, куда мы и направились через несколько минут.

Мы проехали по Виньялесу, который оказался очень чистым поселком с разноцветными, веселой раскраски, домиками. Большинство из них имели специальный значок, который на Кубе вывешен на всех «каса партикуляр». Поселок явно жил на доходы с туристов.

 

 

 

IMG_6510.JPG

Виньялес

 

Наш путь лежал к доколумбовым индейским пещерам, но на пути к ним Жаклин остановилась у еще одного дома, и молодой мужчина вынес ей сверток, из которого торчали ноги маленького животного. Я с любопытством посмотрела на сверток, и Жаклин развернула его. Замороженная тушка была похожа на ондатру или крысу, и Жаклин назвала имя животного, сказав, что это традиционная кубинская еда.

Пока мы любовались природой, Жаклин с Карлосом занимались простым делом выживания в условиях тотального дефицита продуктов. Потом мы еще остановимся у фермера и купим несколько неподъемных связок бананов за сущие копейки.

Но до этого, уйдя самостоятельно на базарчик,  лоханемся, купив очень маленький и ароматный ананас и штук пять маленьких бананов на 2 кука. Жаклин и Карлос долго потом над нами смеялись, сказав, что мы переплатили в десятки раз. Ну что ж,  налог на гринго – святое дело на Карибах.

 

IMG_6629.JPG

Купили немного бананов...

 

Пещеры всегда нам были интересны, и особенно индейские пещеры на Карибах. Самые лучшие из них мы видели в Лос Хаититос в Самане, Доминиканской республике. Пещера, которую показывают туристам и местным в Виньялесе, уже сильно адаптирована под туристические прогулки. Дорожки в ней зацементированы, везде проведено электричество и ближе к выходу, там, где протекала в подземелье река,  нас ждала лодка, которая вывезла нас прямо на сувенирный базарчик.

IMG_6536.JPG

У входа в пещеру

 

У входа в пещеру местные ребята за чаевые изображали индейцев у дымящегося костра. После первой пещеры мы остановились и прошлись по  цепи пещер Паленке, в которых прятались беглые рабы. Сейчас же в самой большой из них по вечерам проводится дискотека прямо под сталактитами. А с потолков пещеры по-прежнему сочится и капает вода. Интересно было взглянуть и на огромное цветное панно, сотворенное руками современных художников прямо на скалах.  Это были основные остановки, но Виньялес – это не только пещеры.  И долина, и холмы с сотнями смотрящих с них пещер, и красная почва, и кристальный воздух, и фантастическая растительность вокруг – все это делает Виньялес необыкновенным и его надо увидеть обязательно!

К двум часам дня, уже проголодавшиеся, мы приехали на ланч в Balcones de Valle и заказали каждый свое. Я решила попробовать курицу, Игорь взял тушеную козлятину, а наши кубинские друзья заказали свинину. Для начала принесли ярко желтого цвета суп с овощами и курицей – очень ароматный. Сказали, что из тыквы. Но запаха тыквы и вкуса тыквы не было совсем. Я тыкву не люблю, а суп очень понравился. К супу подали большое блюдо жареных плантанов и банановых чипсов.  А у нас с собой была еще наша бутылочка Леджендарио. Мы перепробовали друг у друга блюда - все было очень вкусно. После обеда, помахав рукой прекрасной долине, мы начали свой обратный путь домой.

IMG_6529.JPG

Виньялес

 

 По пути заехали за бананами, на рынок сувениров и смотровую площадку, с которой открывался хороший обзор долины. Потом начался дождь, и я с сожалением смотрела из машины на идущих по своим делам под дождем по дороге кубинцев, которых дождь, видимо часто застает в дороге. Здесь много ходят пешком и ездят на лошадях, особенно в деревне. Нам встретилась коляска, запряженная лошадью, которая везла школьников в школьной форме с галстуками (своеобразный сельский кубинский скулбас). Детям было весело, они толкались и смеялись под полотняным навесом.  

Мы выехали на большую  трассу, а дождь все шел. Окна в машине были открыты, и становилось прохладно. Я замоталась в свитер с головой. Через некоторое время наша машина остановилась на обочине,  и Карлос спросил, не хотим ли мы пойти вместе с ним, и показал на аккуратный фермерский домик недалеко от дороги.

«Мне нужно кое-что здесь купить. Нелегально», - добавил он с улыбкой.

Сначала мы не захотели выходить под дождик на дорогу, которая становилась грязной, но потом решили, что терять такую возможность не стоит, и последовали за Карлосом. Рядом с домом были аккуратные поля, ходили куры и гуси. А в небольших загончиках под открытым небом стояли свиньи. При этом никакого запаха от загона не было.

«Я буду покупать хамон и колбасу, - сказал Карлос, - фермер не имеет право мне это продавать, но он продает. Это дорого».

IMG_6637.JPG

Покупка хамона у фермера

 

Я заметила, что на обочине стоит несколько машин – торговля была налажена. Мы зашли в хозяйственное помещение, в котором находилась коптильня, большая мясорубка и всякие другие приспособления. Все выглядело самодельным, старым, но все было в работе. Под коптильней тлели угли. Появился хозяин в типичной одежде кубинского крестьянина – рубашка-хаки, шляпа, военные брюки и высокие сапоги. Но лицо нас просто поразило. Мы с Игорем понимающе переглянулись. Это был прямой  потомок  испанских конкистадоров, оживший персонаж с картин Веласкеса, ему не хватало только шлема и доспехов. Точеные черты лица, нос с горбинкой, иссиня-черные волосы, брови и усы, и, конечно, борода, четкой чистой линией обрамляющая картинное лицо. Он нес в руках красивую копченую свиную ногу. А жена принесла свертки с колбасами. Игорь помог Карлосу донести все до машины.

«Здесь социализма нет, - засмеялась Жаклин. Все продается, были бы деньги».  

Быстро темнело, я пригрелась на заднем сиденьи и проспала до самой Гаваны. Игорь разбудил меня, когда мы въехали в город. Ужин нам сегодня никто не приготовил, так как хозяева ездили с нами, и мы решили поискать вечером местечко в старой Гаване, где можно поесть.

Приехав домой и переодевшись, мы на велорикше доехали до Обиспо и стали искать подходящий паладар. Гуляя по вечерним улицам в старой Гаване заметили много бродячих кошек изумительной красоты и грации. Они вели себя благородно, не приставали, но и совсем не боялись прохожих. Хороший знак. Значит, люди здесь живут добрые, животных не обижают. Одна из кошечек так заигрывала с нами, так выгибала спинку и строила глазки, что мы очень пожалели о том, что у нас совершенно нечем ее угостить. Она была настоящая кубинская чика.

 Где-то в середине Обиспо нас остановил молодой симпатичный кубинец и по-русски (он слышал, как мы разговаривали) предложил поесть в семейном ресторане Balcon de Obispo (опять балконы!). Мы решили пройти улицу до конца, и уставшего Игоря (он-то в машине не спал!) зазвали в какой-то паладар с видом на крепость. Время подходило к девяти вечера, когда в крепости стреляет пушка, и мы решили, что это нам подходит. Мы хотели перекусить что-то очень легкое, вроде супа. Но внутри паладара мне как-то не понравилось. Не лежала душа. И когда они сказали, что супа у них нет, и пушка уже выстрелила, я встала и решительно покинула ресторан. Голодному Игорю, готовому есть все, что угодно, пришлось последовать за мной. Так мы и оказались в Балконе на Обиспо, где после этого ужинали еще дважды, и ни разу не пожалели об этом. Ужин был поздним, но я заказала лобстера под чесночным соусом, а Игорь свиную отбивную. Когда мне принесли мой «хвостик» величиной почти с тарелку, Игорь охнул. Но ему пришлось есть свою отбивную. Однако в остальные дни мы заказывали исключительно лобстера, а к нему подавались Мохито (очень хорошее), рис с черной фасолью, салат и плантаны. И все это за 12 куков с человека.

IMG_6657.JPG

«Балкон на Обиспо». Хвост лобстера под чесночным соусом

 

Мы сидели  на очень узком балкончике и смотрели со второго этажа на Обиспо. Игорь выкурил сигару, и мы пешочком, а потом на Коко-такси добрались до дома, и спали очень крепко, несмотря на вечный уличный шум ночной Гаваны.       

IMG_6383.JPG

Девушки-полицейские на Обиспо


 

День пятый

К нашему пятому дню в Гаване погода начала немного улучшаться. Иногда проблескивало солнце и даже появлялось голубое небо. Пора была проверить гаванские пляжи! На поездку в Варадеро, до которого часа четыре езды, ни времени, ни желания не было. Мы что, не видели отельные зоны на Карибских островах?  А вот пляжик, на который не только туристы, но и местные заглядывают, надо было посетить. В 20 минутах езды от центра Гаваны расположены Playas del Este – цепочка пляжей, на которую мы и решили отправиться.

Автобус на пляж отправляется каждый час с Центрального парка через дорогу от отеля  Англетер. С  той же остановки, от которой отходят двухэтажные автобусы с обзорной экскурсией по Гаване.   Автобус останавливается в нескольких местах и, купив за 5 куков билет, можно кататься с ним целый день, сходя на любой остановке и снова садясь (hop-on hop-off bus).

Первой остановкой была крепость в Гаванской гавани (а не происходит ли слово «гавань» от «Гавана»?). Крепостей на самом деле две. Одна, El Morro – с маяком у самого входа в гавань, а вторая – со стреляющей каждый день в 9 вечера пушкой, уже в самой гавани.  Для начала мы решили прогуляться по Эль Морро, которую я видела на многих фотографиях отца.  Автобусная остановка была ближе ко второй крепости, но мы легко прошли пешком до Эль Морро, купили билет с опцией, чтоб подняться на работающий маяк, и практически в одиночестве пошли гулять по испанской крепости 16 века.

IMG_6747.JPG

Мы одни в Эль Морро

Двери на маяк были сначала закрыты, и мы ушли к бастионам, но вскоре мы увидели людей на верхней площадке и вернулись к маяку. Наверх вела узкая и крутая винтовая лестница, которую освещал только свет из прорези узких окон. Чем выше мы поднимались, тем уже становилась лестница. На последних пролетах пришлось снять рюкзачки, чтобы протиснуться вперед. И вот мы в маленькой верхней комнате, где находятся лампа маяка (смотритель показал нам запасную лампочку – всего-навсего 40 ватт), маленький стол и стул смотрителя. Из комнаты дверь ведет на узкую смотровую площадку, опоясывающую маяк, с которой открывается панорамный вид на город, море и гавань. Красота! Посмотрела вниз и голова закружилась. Массивные пушки казались совсем игрушечными отсюда.

IMG_6798.JPG

Вид с обзорной площадки маяка

 

Мы спустились вниз и пошли гулять по крепости. Воображение разыгралось, Игорь с восторгом рассуждал о гении средневековой испанской мысли и военной науки, о мощи испанской империи. Потрясла архитектура, позволявшая под градом ядер нападавших ходить прямо, не сгибаясь, но особенно удивил каменный туалет для защитников крепости. Что ж, предусмотрительно... Да, крепость впечатляла. Повсюду стояли сильно проржавевшие и практически рассыпающиеся в пыль пушки. Пушки были на полукруглых рельсах, их можно было поворачивать, чтобы менять угол обстрела. Рельсы тоже рассыпались от ржавчины. Везде валялись куски старого железа, и мы подняли  несколько, чтобы внимательно рассмотреть. Куски железа были слоеные! Мы положили несколько кусочков к себе в рюкзак, справедливо рассудив, что через несколько месяцев они все равно превратятся в пыль. С артефактами в рюкзаке мы продолжали осматривать крепость.

IMG_6751.JPG

Эль Морро

 

Ее высокие толстенные стены смотрели на Мексиканский залив, на Гаванскую гавань, старый город и Малекон. Она вся была такая настоящая, нетуристкая, что здесь вполне можно было бы разыгрывать воображаемые сражения. Ничего этому не мешало – ни экскурсии, ни гиды. Вокруг нас были только выбеленный временем камень, синее море и ветер. Мы поднимались по узким лестницам, смотрели в бойницы, садились верхом на пушки и потихоньку смаковали припасенный ром, сидя на крепостной стене и подставив лица бризу... Мы были в крепости совершенно одни.

IMG_6776.JPG

Контрольный пункт Гаванской гавани – слева

 

Пожалуй, единственной живой и вполне современной в этой крепости была башенка, на которой торчали радиоантенны и были видны линзы больших биноклей. Когда мы подошли к ней поближе, из башни вышел человек и начал нам что-то кричать по-испански. Из всего того, что он кричал, явно можно было разобрать только слово «контроль». Но и этого нам было вполне достаточно, чтоб понять, что нам теперь не поздоровится с этими артефактиками в рюкзаке. Я сразу подумала, что это контроль музея крепости, который все время наблюдал за нами из бинокля, увидел, что мы что-то положили в рюкзак, и сейчас с нами будут серьезно разбираться. И про то, что кусочки металла все равно «превратятся в пыль» мы будем доказывать уже в другом месте. Решили действовать. Игорь отдал мне рюкзак и пошел в сторону башенки, а я сделала вид, что продолжаю осматривать крепость, и попыталась удалиться, но мужчина строго помахал мне рукой и жестом попросил меня тоже подняться в башню. Здесь уж делать было нечего и на ватных ногах, со стучашим пульсом в висках, я поднялась по лестнице в пункт контроля.

 

IMG_6764.JPG

Эль Морро

 

В стеклянной будке находились двое сотрудников. Они как будто были нам рады – улыбались приветливо («Располагают к чистосердечному признанию», - подумала я). Один из них подвел нас к большому биноклю и пригласил в него посмотреть (ага, показывает, как нас засекли!). Потом спросил, откуда мы, и подвел к полке, на которой лежали флаги разных стран (а это зачем, пристыдить?). Достал российский, а потом американский флаг и сказал – вот, ждем, когда сможем поднять и этот флаг...

Тут до меня стало доходить. Это был контрольный пункт Гаванской гавани! Кубинец открыл судовой журнал и показал нам, какие суда заходили в гавань в последний месяц. Журнал был рукописный, и судов было негусто. Покинувший меня страх  превратился в эйфорию. Напоследок, уже в очень хорошем настроении, меня усадили за стол, дали в руки такое квадратное радио, которое я видела только в кино у капитанов кораблей на судах, покрутили ручки, и сказали: «Мы настроили радио на частоту Кей Веста, говори».

Радио шумело мелкими помехами, иногда слышались отрывочные звуки голосов.  И я сказала: «Key West, Key West, Havana speaking… Can you hear me?»  В радио послышалось что-то неразборчивое, мы посмеялись, и я отдала радио кубинцу.

В углу комнаты Контрольного пункта Гаванской гавани стояла коробочка для типов, в которую мы положили огромную для обычного кубинца сумму в 10 куков (у работников «контроля» аж глаза округлились),  и с легкой душой отправились из крепости на автобусную остановку, неся в рюкзачке кусочки железа, которые, конечно, когда-нибудь превратятся в пыль, но уже на другой земле.

IMG_6768.JPG

Вид со стен Эль Морро на Мексиканский залив

 

Мы ждали автобуса около 20 минут, купили в баре на остановке две бутылки питьевой воды, посетили туалет, в котором нет никакой воды, и питьевой водой из бутылок помыли руки. Наверное, это не самые интересные подробности, но все же очень полезные для тех, кто собирается на Кубу. Туалетную бумагу и воду нужно носить всегда с собой. Особенно первое. Воду все же можно купить.

Пока ехали на пляж, начались сочиняться частушки. Игорь начинал, я продолжала. Или наоборот.

Как в Гаване темной ночкой

Погулял я с Кастро дочкой.

 

Взял я чику на биче,

Оказалась дочкой Че!

 

Взял я чику в ресторане,

За год не отмылся в бане!

 

Как в Отлеле Англетер

Повстречал я двух гетер.

 

Оказались с Шепетовки,

Хулиганки и воровки.

 

Не мог не отразиться в нашем творчестве и случай с «контролем». Об этом была написана жалостливая тюремная песня. Этот день вообще был полон народного творчества.

 

Ах, контроль-контроль,

Не контроль меня,

Отсидел в тюрьме –

Теперь вольный я.

Опоил меня

Кубой-либрою

Город каменный

На Caribbean.

По-испански я

Нынче спикаю

И гуляю я

С местной чикою.

Поменял тюрьму

С высшей мерою

На Гавана Клаб

С  гуантанамерою.

 

В автобусе работал кондиционер, на окнах висели чистые занавески от солнца и мы, не без интереса глазея по сторонам и сочиняя частушки,  с комфортом доехали до одного из отелей на Санта Мария бич, и по дорожке пошли к морю. По дороге встретились с молодой парой из Киева. На парнишке была желто-голубая футболка.

Довольно скоро мы вышли на очень хороший пляж с белоснежным песком. Там можно было арендовать лежаки, а чуть подальше – купить холодное пиво. Мы захватили с собой еду, и быстро перекусили крекерами с сыром и оливками, привезенными с собой из  Штатов. Запили остатками рома и водой. Было ветренно и волны были большие. На пляже реяли красные флаги шторма и спасатель отчаянно свистел, если кто-то пытался выйти за линию второго прибоя. А перед нею вода была по колено и искупаться было просто невозможно. При спокойном море здесь было бы очень хорошо провести весь день. Побрызгавшись в довольно прохладной воде по очереди, мы побрели до следующего пляжа и на песке встретили много «потругальских корабликов», выброшенных на берег. Это очень ядовитые медузы, и не дай бог встретиться с их тонкими фиолетово-синими щупальцами.

IMG_6859.JPG

Ядовитый «потругальский кораблик» на пляже

 

 Здесь же море выбросило прямо под ноги Игоря кубинскую монетку начала семидесятых. Это было с Игорем впервые, и он был очень счастлив такому удивительному везению. Я гораздо более везучая на нахождение морских сокровищ, и находила монеты даже под водой во время сноркелинга.

IMG_6850.JPG

Playa del Este

 

Автобус вернул нас к Центральному парку – еще необсохших после морских купаний, с песком в шлепанцах. На этих пляжах нет ни душевых, ни туалетов, ни кабинок для переодевания. Но мы все же решили по-домашнему так зайти в респектабельный Англетер и поднялись на лифте на крышу, в бар. В баре было пусто. Вдалеке виднелся уже полюбившийся Эль Морро, шапка Капитолия в строительных лесах нависала сбоку, и башенки великолепного оперного театра с ангелами из резного камня заглядывали с любопытством на крышу. Мы сели за столик и заказали Хайнекен. Хайнекена, как и любого другого импортного пива, не оказалось, но было в наличии Буканеро – неплохое местное пиво. Утолили жажду после жаркого дня и засобирались домой в тот момент, когда на крышу поднялись музыканты и стали раскладывать свои инструменты. Мы хотели бы их послушать, но уже сильно проголодались и поспешили домой, в касу.

Мы возвратились домой к ужину, приготовленному  с тем самым хамоном, который Карлос купил по дороге из Виньялеса, но хамон (а точнее, кубинская версия копченой свиной ноги без специй и с каким-то специфическим запахом конского пота) мне не понравился. Пришлось все равно съесть, чтоб не обидеть Карлоса и Жаклин. Но в ответ сочинилась частушка:

Донецкий городской ОМОН

Поел просроченный хамон.

Сокрылись тихо воды Дона.

Нет ни хамона, ни ОМОНа.

 

Конечно я знаю, что в Донецке нет Дона, и наш хамон был свежайший, но из частушки слов не выбросишь.

Делать вечером дома было нечего, и мы на велорикше отправились в знаменитое хемингуэевское место, в  бар Ла Бодегита, где он когда-то оставил свою подпись : «Свое мохито я пью в Ла Бодегита, а свой дайкери я пью в Ла Флоридита». С этой надписи там началась традиция расписывания на стенах в стиле «Здесь был Вася, он здесь квасил». Там положено выпить Мохито, которое готовят сотнями ежедневно, ну и, конечно, расписаться. Мохито-то мы выпили (неплохое, но пивали и лучше в Гаване), музыку живую гитарную послушали, но  расписаться было нечем! Простая ручка на стене оставляла бледные, почти невидимые линии. А вот маркер мы не привезли. Решили купить маркер и вернуться сюда еще раз – ну раз уж традиция-то...

IMG_6911.JPG

Ла Бодегита

 

Кстати, велорикша пытался нас наколоть с деньгами. Это было впервые, но мы были к этому фокусу готовы, и поэтому фокус не удался. Дело в том, что на Кубе два типа денег – национальное песо и конвертируемый кук. Кук в 25 раз больше песо. Парнишка взял куки, а сдачу попытался дать в песо. Не прошло у него, но он даже глазом не моргнул, мук совести я на его лице не увидела.

Домой вернулись на желтом Коко-такси – трехколесном мотороллере с полузакрытой кабинкой для пассажиров. Кстати, их часто водят женщины. Суровые кубинские женщины, этакие тетки-водители советских времен, подражающие в манерах мужикам-водилам.

IMG_6900.JPG

Коко-такси у Центрального парка

 


 

День шестой

Шестой день. День творения. Все утро думали, что бы нам сотворить. Решили прокатиться на двухэтажном автобусе по Гаване. Доехали на рикше до Англетера, сели в стоявший автобус и забрались на второй этаж. Ахтунг! Ахтунг! Следите за своими головами! Деревья в Гаване не постригают специально для нескольких двухэтажных автобусов, и поэтому ветки хлещут прямо по голове, если вовремя не увернуться. Но зато обзор с верхней площадки гораздо лучше. Мы проехали по уже почти знакомым местам: Малекон, Мирамар с российским посольством (снова передернуло и от архитектуры, и от колючей проволоки), по Ведадо.

Игорь увлекся замысловатыми переплетениями проводов, которые только чудом не рвались и не падали нам на головы. Еще в предыдущие дни он останавливался и фотографировал все ржавые электрические ящики и счетчики у входа в дома, которые не только выглядят опасно, но и являются очень опасными для жизни. Хоть в домах есть счетчики, электричество на Кубе не экономят, оно субсидируется и стоит для кубинцев копейки. Однако свет по вечерам очень тусклый – его экономит само государство. Меня интересовали двери, «окна в небо» и текстура старых стен.

IMG_7660.JPG

Электричество в доме

 

Сразу после экскурсии взяли такси, переехали через подземный (подводный) туннель, построенный еще при Батисте, на другую сторону залива во вторую крепость. Там тоже надо заплатить за вход, как и в Эль Морро, но сама крепость не показалась нам такой интересной, как Эль Морро, хотя она больше и сложнее в своей системе рвов, подвесных мостов, многочисленных ворот и редутов. Понравились мортиры и небольшой музей со средневековым испанским оружием. Со стен крепости открывается вид на старую Гавану на другой стороне залива, и там даже отгорожено место, на котором когда-то стоял Фидель Кастро и смотрел на город перед тем, как в него победно войти.  Вот и мы постояли там же с таким же ощущением : YES! WE DID IT! И это Гавана перед глазами, хотя мы все никак не можем привыкнуть к этой мысли.

Прямо за крепостью на лужайке стоят макеты старых советских ракет, и даже той самой, с ядерной боеголовкой, и хорошо известные американским летчикам во Вьетнаме советские ракеты земля-воздух (они их прозвали «летающие телеграфные столбы»),  одновременно с которыми прибыл на Кубу и мой отец.  Водитель ждал нас у ворот и прогулка заняла у нас меньше часа. На этот раз мы ездили на Ладе какого-то восемьдесят лохматого года, и симпатичный водитель рассказал, что заплатил за нее 12 тысяч долларов. У него во Флориде живут два сына, и они помогли ему купить эту машину. Цены на старые машины на Кубе сумасшедшие. Старая развалюха не на ходу и без мотора стоит около 8 тысяч. Спрос большой, а машин мало.

IMG_7084.JPG

Вид на Гавану из крепости

Вернувшись в старую Гавану через тоннель, мы поспешили в Валенсию послушать наших любимых музыкантов. В этот день мы с ними попрощались. У нас оставался еще один день, а они в субботу не работали. Обменялись дисками. Я настояла на том, чтобы их диск купить, а свой, с «Кубой» подарила им. Они дали мне в руки гитару и очень попросили спеть. Я спела один куплет «Кубы», решив на всякий случай не петь ее целиком в публичном месте, чтоб не сделать им проблемы, песня-то не совсем для Кубы безобидная. Мы тепло обнялись. Я спросила, что мы можем для них сделать, если мы еще раз приедем на Кубу. И благородные интеллигентные музыканты сказали: «Струны! Их совсем невозможно купить на Кубе». Показали мне мятую коробочку от струн. Это были знакомые мне D’Addario Normal Tension для классической гитары, которые и я использую. Если еще раз поедем, обязательно привезу. Они также написали мне телефоны родственников своего солиста в США, и мы позвонили, когда вернулись домой. Родственники были очень рады весточке.

С мокрыми от слез глазами я покидала Валенсию. Пора было уже и о душЕ подумать. Скоро нам улетать, у нас еще не закуплены сигары, а их ведь еще подготовить к перевозке надо (отдельная песня). Еще утром работник отельного сигарного магазина Иберостар подсказал нам, где может быть выбор сигар побольше, и мы отправились в маленький магазинчик Casa Habana в отеле Sevilla Nueva недалеко от Соборной площади в старой Гаване. Один из продавцов отлично говорил по-русски (учился во Львове) и помог нам выбрать то, что мы искали. Купили великолепные сигары Hoyo de Monterey Epicure #2 и # 1, Cohiba Sigla VI, Cohiba Esplendidos, Trinidad Coloniales.  Это было недешево.

Потом прошли несколько кварталов и остановились на поздний ланч в Balcon de Obispo, где снова насладились лобстером и отличным Мохито. Сегодня вечером нам предстояла поездка в лучший отель Кубы Nacional de Cuba, где Жаклин зарезервировала для нас места в Cabaret Parisien.

IMG_7306.JPG

Великолепие дверей

IMG_7189.JPG

Cabaret Parisien

 

Мы вернулись в касу и переоделись в самые праздничные свои одежды. Я специально для такого случая привезла платье, а Игорь переделал шорты назад в брюки и надел белую рубашку. Потом мы вышли на шумную и широкую Итальянскую улицу в квартале от касы и остановили красивый бело-голубой Шеви 1955 года, на котором за 10 куков доехали прямо до парадного подъезда Националя.

Швейцар в ливрее открыл для нас дверцу машины, и мы проследовали через холл на знаменитое патио. Стояла уже совсем черная карибская ночь и моря не было видно совсем. Под колоннами царил полумрак, из которого то здесь, то там выплывал ароматный белый дымок сигары. Здесь снимались кадры из «Крестного отца» и «Агента 007». Сели и утонули в больших и мягких кожаных диванах. Через минуту  к нам подошел официант, и мы заказали старую добрую Куба Либру, которая на Кубе весьма крепка и вкусна. И главный секрет, конечно – ром Гавана клаб. В Куба Либру идет белый трехлетний.

А вскоре и музыканты не заставили себя ждать. К нашему столику подошла группа с двумя гитарами и акустическим басом. Игорь дымил сигарой, похожий на богатого капиталиста, у которого есть и фабрики, и заводы, и теплоходы, а я, вероятно, должна была изображать  его избалованную деньгами жену. И знаете, это получалось как-то само собой. Когда сидишь на патио под колоннадой в Национале в Гаване, по-другому чувствовать себя просто невозможно. Только на Кубе  для тебя лично играют такие профессионалы за сущие копейки, и только на Кубе подают божественный ром и настоящие коктейли за смешные деньги, и только на Кубе можно курить, не сомневаясь в подлинности, самые лучшие в мире сигары. А сегодня Игорь курил великолепную Cohiba Siglo VI – любимую сигару Фиделя.

IMG_7150.JPG

Hotel Nacional de Cuba

Послушав музыкантов (и все же «наши, из Валенсии, лучше»), допили коктейли и заглянули в знаменитый бар, в котором бывали многие мировые знаменитости. Бывал здесь наш Юрий Гагарин и знаменитые американские актеры, и главы государств.  На стене увидели даже  большой портрет Путина и решили в этом баре не задерживаться.  Русскому народу этот портрет стоил всего-то 32 миллиарда долларов прощенного Кубе долга, какие мелочи... Да и пора было идти к другому подъезду Националя, где был вход в знаменитое кубинское кабаре.

У входа в кабаре уже стояли люди, образуя очередь. Швейцар, проверяющий билеты, был суров и не очень уж приветлив, как впрочем, все швейцары советского типа. Нас провели в небольшой зал, который амфитеатром спускался к сцене. Пол, стены, шторы – все было из пурпурного бархата. При попытке выглядеть шикарно, зал все же выглядел устаревшим и поблекшим. Блеска, который здесь был в 50-х годах, уже нет.  Служитель в ливрее провел нас к нашим местам за столиком прямо у сцены, чуть справа. Официант вскоре принес включенный в цену билета приторный голубой дринк, к которому, пригубив, я больше уже не прикоснулась. Там можно заказать все, что угодно, но, судя по качеству первого принесенного, не стоит.

На «разогреве» были джазовые музыканты, весьма сильные. Они играли современный джаз, но это было не то, зачем мы сюда пришли. А пришли мы посмотреть и послушать настоящую традиционную кубинскую музыку и танцы в исполнении лучших танцоров очень сильного (русская школа) кубинского балета.

IMG_7192.JPG

Cabaret Parisien

Программа была яркой, танцоры очень красивые, гибкие, сценичные. Отборные девушки и юноши. Певцы на меня впечатления не произвели. Ну и сама режиссура была предсказуема – тут и бедные угнетаемые негры, и белые рабы на сахарных плантациях, и угнетатели-испанцы, и роман рабыни и ее хозяина, жестокость, а потом бунт, свобода, песни и пляски... Испортило мне ощущение также и то, что я вконец разболелась,  несмотря на постоянную дезинфекцию ромом, у меня была температура, болела голова, горло и мне было очень нехорошо.

IMG_7208.JPG

Cabaret Parisien

 

Все закончилось в полночь, и мы вышли из кабаре на улицу ловить такси. Тут же появился паренек и повел нас к своей машине. Когда я ее увидела, я не была уверена, что мы в ней поместимся – такая это была крохотная (видно, из европейских городских моделей) машинка. Здесь ездят на всем, что едет... Втиснулись кое-как в этот Запорожец (как я его назвала про себя) и минут за 10 доехали до нашей касы. Сегодня ночью было теплее и на Малеконе в полночь было полно народа. И мы бы обязательно туда пошли бы, если бы не мое болезненное состояние. Вместо этого пришлось принимать лекарства и ложиться в постель.

 


 

День седьмой

Утром нас ждал большой сюрприз. Когда мы поднялись на крышу к завтраку, радостная Жаклин сообщила нам, что Карлос приготовил для нас подарок. Когда мы были вчера в кабаре, он нарисовал для нас картину, которую и хочет подарить. Карлос протянул мне небольшой кусок cedar paper, которыми прокладывают сигары в коробках. На этом тонком и ароматном деревянном листе был нарисован черной тушью высокий шнурованный солдатский ботинок («Советский сапог», -  объяснил Карлос), на ботинке ютились кубинские домики, ощетинившиеся многочисленными антеннами, смотрящими в мир, а с сапога со всех сторон прыгали, слезали и даже сливались через водопроводный кран маленькие человечки.

«Это – Куба, - сказал Карлос, - Isla Bota, Boot Island. Я нарисовал это специально для вас, амигос» - и мы бросились его обнимать. «Комрадес, - да?» – спросила я, смеясь. «О нет, это слово уже лет двадцать как не любят на Кубе и не говорят», - засмеялась Жаклин. Лучшего сюрприза и придумать было нельзя. Даже материал был выбран абсолютно точно. Этот желтоватый кусочек дерева с картиной  благоухал  хорошей Кохибой, а тема и исполнение были совершенно оригинальны и бесподобны. Растрогал нас Карлос, растрогал...

IMG_7252.JPG

Isla Bota. Carlos Reyna

 

Это был наш последний полный день. Мы прилетели в прошлую субботу, и вот уже вторая суббота в Гаване... На улицах толпы народа. Кубинцы ходят по магазинам, на крупных улицах открылись киоски и продают все – от сладкой ваты до ботинок. А нам нужно было купить перманентный маркер, чтоб оставить свой след в Ла Бодегите. Так решил Игорь, а я просто согласилась, потому что спорить было бесполезно. Заглянули в супермаркет – маркеров нет, прошлись по киоскам – нет, и только в одном из магазинов подсказали, что на улице Обиспо есть книжный магазин, где есть перманентные маркеры. Опять Обиспо! Все дороги в Гаване ведут на Обиспо! Да, в магазине были маркеры аж двух цветов и по 5 куков за штуку – бешеные деньги! Но маркер куплен, и мы идем уже знакомыми переулками в Ла Бодегиту. Игорь нашел хорошее пустое местечко прямо рядом с вывеской и оставил наш перманентный след на кубинской земле.

IMG_7320.JPG

Игорь расписывается в ла Бодегите

 

По дороге назад нас застал на Обиспо настоящий тропический ливень. Мы быстро нырнули в уже привычный отель Флорида, перекусили там своими запасами, послушали музыкантов в фойе и ушли, когда ливень закончился.

IMG_7325.JPG

Реклама вашего сайта в Гаване – бесплатно!

 

Вещи были уже почти собраны, и оставалось полдня и последний вечер в Гаване. А не добраться ли нам все-таки до дома Хемингуэя? Мы дошли до начала Обиспо, где паркуются машины и Коко-такси и договорились с водителем за 25 куков, что он нас отвезет на финку и подождет там час, пока мы осмотрим дом. Дом Хемингуэя в Гаване было тем более интересно увидеть, что в марте этого года мы были в его доме на Кей Весте и воспоминания были еще свежи. Очень логично было теперь увидеть его гаванский дом, куда он переехал из Кей Веста и в котором прожил больше 20 лет, написав там «Старик и море».

Мы ехали минут 30 по нетуристическим пригородам Гаваны, из окна наблюдая нехитрое течение жизни. При покупке билета в дом-музей нам «забыли» дать сдачу, но мы напомнили, и сдачу сразу вернули. Сдача была существенная. При въезде в финку мы увидели на бейсбольном поле играющих матч детей. Посетителей было немного, но шла явная подготовка к какому-то событию. У парадной лестницы ставились в несколько рядов стулья, настраивались микрофоны. Войти в финку нельзя, можно только заглянуть в открытые двери или посмотреть внутрь в застекленные окна.  На Кей Весте по дому можно ходить, правда, с экскурсионной группой. Дом, как и все исторические места на Кубе,  был слегка запущен. Запущена была и его яхта, стоящая на месте его бывшего теннисного корта. В глубоком и очень большом бассейне не было воды (как, впрочем,  и на Кей Весте). Все поддерживается в еле живом состоянии, стареет и, увы,  дряхлеет.

IMG_7417.JPG

Финка Хемингуэя в пригороде Гаваны

 

Мы встретили русскоговорящего гида-кубинца, который учился в институте железнодорожного транспорта в Москве. Он подвел Игоря к одной из дверей и сказал, что на ней есть отметка роста Хемингуэя. Игорь встал под отметку – он был где-то на инч ниже! Для людей своего поколения Хемингуэй был очень высок. Мы поднимались по лестнице на башню, в которой Хемингуэй работал, и видели то же самое, что когда-то видел и он: Гавана-сити вдалеке и немного внизу, башня Капитолия и – очень далеко -  море. А я вот всегда думала, что в Гаване у него был домик прямо на берегу, как у того старика-рыбака...

Мы гуляли вокруг дома и в каждом уголке этого поместья встречали людей с бородами,  усами и седыми волосами, которые раскланивались с Игорем. Они при этом как-то загадочно улыбались, или это нам только казалось? «Ну это совсем не странно, - подумала я, - что именно в доме Хемингуэя встречаешь людей того же типа, что и он, где же еще?». Я вспомнила гида в доме на Кей Весте, который был похож на пожилого Хэма, как родной брат. И там мы встречали такие же типажи.

Когда мы спустились по лесенке с его писательской башни, русскоязычный кубинец сказал, что хочет нас с кем-то познакомить. И подвел к старому худощавому белому кубинцу:

«Это повар Хемингуэя. Он работал в этом доме, когда Хэм был жив».

Повар говорил только по-испански, и мы могли только сфотографировались с поваром и пожать ему руку.

IMG_7446.JPG

Повар Хемингуэя

 

Уже истекал наш час, на который мы договорились с водителем, и мы собрались уходить, но остановились, увидев происходящее у парадного входа дома. Все те «хемингуэевские» типы сидели в рядочек на первом ряду стульев, а один из них торжественно объявил собрание «Hemingway-look-alike Society» на Кубе открытым. Теперь все стало ясно. Мы попали сюда в тот самый день и в тот самый час, когда люди из Америки и Канады, похожие на Хемингуэя, здесь собрались. Мало того, они приняли Игоря за своего! Мы не могли  остаться там до конца, но Игорь и председатель общества успели обменяться е-мейлами.

Так, не думая и не гадая, в доме Хемингуэя, в наш последний день в Гаване, Игорь  был принят в общество людей, похожих на знаменитого писателя. Общество занимается благотворительством, продолжая поддерживать детские бейсбольные команды на Кубе, как это делал Хемингуэй.

IMG_7469.JPG

Hemingway-look-alike Society в Гаване

 

Мы вернулись в Гавану и не переставали удивляться такому совпадению. На пути домой заглянули в Иберостар и прогулялись по широкой торговой улице Прадо, которая нас совсем не восхитила.

С Прадо свернули на боковые улочки и уже в сумерках зашли в бар «Монсеррат». Сели за столик, заказали Мохито. Понаблюдали за чикой, которая строила глазки всем и в конце концов, ушла, пококетничав с охранником, потому что клиент для нее в этот вечер не нашелся. Бар был совершенно открытый – большие проемы «окон» без стекла смотрели на улицу. Но и улица смотрела на посетителей бара – в основном, иностранцев. В баре играла хорошая группа – без микрофонов, без усилителей. А у одного из «окон», смотрящего на музыкантов, остановился старик-кубинец и, будто в другой мир, смотрел на жизнь внутри бара, не имея денег, чтоб зайти внутрь.  Да и не пустил бы его амбал-охранник, заигрывавший с молодой чикой, которая долго цедила бутылку Heineken за столиком у входа. Мы заметили, что чика ушла, не заплатив. Стало все понятно – девочка здесь постоянно работает.

Ну как тут было не родиться производному от «мучо трабахо – ноу динеро» (много работы, а денег нет) : «мучо трахо – мучо динеро, ноу трахо – ноу динеро» ? И «несесито перекусито»?

IMG_7516.JPG

У Капитолия

 

 Мы тоже сидели за столиком у одного из окон. Нам принесли отличное мохито, которое я скорректировала, попросив добавить больше сока лайма. Это было незамедлительно сделано. У окна со стороны улицы появился старый кубинец в выцветшей рубашке и бесйболке с надписью «FDNY» – Fire Department of New York. Он держал в зубах на треть выкуренную сигару и через окно предложил Игорю купить у него такую же за 2 кука. Мы посмотрели на сигару, которую он курил.

IMG_7560.JPG

В баре Монсеррат. Продавец сигар

 

Курилась она хорошо – ровные колечки выгоревших целых табачных листьев ложились кружевом вокруг тела сигары, а пепел крепко держался на ней, как и положено на хорошо скурученной сигаре. Игорь взял в руки целую сигару и помял ее. Она хорошо пружинила (хороший знак), была гладкой на ощупь, без узелков и неровностей, и хорошо пахла. «ОК, uno cuc» (один кук). Старик кивнул. Но вдруг из-за его спины показался молодой полицейский и стал прогонять старика от окна. Старик огрызнулся на полицейского, а я посмотрела на парня и тихо сказала: «Tранкила» и махнула рукой, чтоб он ушел. Мы заплатили старику, и он быстро скрылся, семеня ногами, а полицейский остался стоять на углу улицы, не тронув его. Это был второй раз, когда мы изменили своему правилу и купили неизвестную сигару, - теперь  на улице у незнакомца. Но мы рисковали только одним куком, а сигара выглядела очень хорошо.

Так вот, она не только выглядела хорошо, но и на самом деле оказалась очень хорошей сигарой, которую Игорь с удовольствием выкурил в этот вечер  на балконе в паладаре Balcon de Obispo во время ужина, после того, как мы снова заказали лобстера с чесночным соусом под отличное Мохито. Закончив второй бокальчик Мохито, я подумала, что неплохо бы попробовать сделать Мохито не с белым ромом, как оно делается по классическому рецепту, а с золотым (типа Леджендарио Дорадо) и назвать его Mojito Gold и, конечно, с темным ромом Havana Club 7 Anjos под названием  Mojito Negro. Здесь я ставлю знак копирайта и облизываюсь.

Вернувшись домой, мы закончили наши сборы, подготовили сигары и ром к перевозке и легли спать. Субботняя ночь обещала быть шумной. Чтобы отгородиться от шума городского, мы впервые за всю неделю включили очень шумный кондиционер, заглушавший все, и уснули под заунывный однообразный его шум.


 

День восьмой

Мы улетали около 3-х часов дня,  Жаклин заказала нам машину заранее, и после завтрака и обмена маленькими подарками с хозяевами, мы решили прогуляться в последний раз на набережную Малекон. Погода была приятная, улицы в воскресное утро выглядели еще сонными и только мужчины возились с машиной, разложив инструменты прямо на тротуаре.

IMG_7600.JPG

Ремонт машины на улице в Центральной Гаване

 

 Малекон был пуст. Мы присели на парапете и пригубили немножко рома на прощанье. Вдруг краешком глаза я увидела какое-то движение в воде. Это был охотник с подводным ружьем, который выбирался на изрезанный морем коралловый берег. Камни здесь острые и очень скользкие, а волны то прибивают к берегу, то относят в море. Делал он это легко: сначала вышвырнул на камни ружье, потом связку рыбы, потом снял ласты и пошел по острым кораллам голыми ногами. Потом проделал то же самое, закинув все на парапет, подтянулся и запрыгнул сам. Ружье у него было явно самодельное, а гидрокостюм настоящий. Мы подошли и он показал нам рыбу. Из рыбы я узнала только попугая, хотя знаю многих рыб южных морей. Он показал жестом, что рыбалка была так себе и босиком в своем гидрокостюме пошел через многополосную дорогу в сторону нашей улицы.

Даже в последний день Гавана не переставала удивлять своими мелочами жизни, оставаясь такой в чем-то знакомой и все же очень экзотической. Уходя с Малекона, я оглянулась и снова увидела маяк Эль Морро, такой знакомый мне с детства. Мечты сбываются!

IMG_7612.JPG

Вива Куба! Последнее утро на Малеконе. В бутылочках – кубинский ром

Чемоданы стояли на улице, машина урчала мотором, но Карлос вдруг сказал: «Сюрприз! Мы едем с вами»!» В старую колымагу сели мы, Карлос, Жаклин и наш утренний кук-повар Симон, уже выздоровевший, но успевший благополучно передать свой простудный вирус мне.  Уезжать было очень грустно, но то, что нас решили проводить, было очень приятно.

IMG_7590.JPG

Мы с Жаклин и Карлосом перед отъездом в аэропорт

 

Мы подъехали к зданию аэропорта, к тому самому гейту, который, как сказала Жаклин, называют воротами разъединения семей. Отсюда кубинцы уезжают и не возвращаются никогда. Мы простились со слезами на глазах. За эту неделю мы полюбили наших кубинцев, и было действительно жаль расставаться с ними. Последние объятия, и вся процедура границы снова пройдена в обратном порядке, на оставшиеся куки в дьюти фри куплена еще одна бутылка семилетнего Гавана Клаб и черно-белые открытки - те, где Хемингуэй стоит рядом с Фиделем. Пока ожидали рейса, заметили, что самолеты из Гаваны в Майми отправляются чуть ли не каждые пятнадцать минут. Да, это разрешенные чартеры. Но о чем вообще речь, о какой закрытости Кубы можно говорить при таком количестве рейсов?! Обмен идет давно, и  Куба уже приподнялась на команде «Внимание» и в напряжении ждет команды «Марш».

До свидания, Куба! Мы обязательно вернемся!

© Валентина Гиндлер 2014